Елена ГИЛЯЗОВА: «Рубикон пройден»

Елена ГИЛЯЗОВА: «Рубикон пройден»
11 Ноября 2013
Правительство Пермского края осуществило переход к программно-целевому планированию бюджетных расходов в каждой отрасли. Это было сделано в соответствии с изменениями Бюджетного кодекса РФ, и каждый вид расходов теперь нацелен на достижение результата.

Прикамью пора слезать с «нефтяной иглы»

Правительство Пермского края осуществило переход к программно-целевому планированию бюджетных расходов в каждой отрасли. Это было сделано в соответствии с изменениями Бюджетного кодекса РФ, и каждый вид расходов теперь нацелен на достижение результата.

Депутат Законодательного Собрания Пермского края, экс-министр сельского хозяйства региона, экс-вице-премьер правительства Пермского края Елена Гилязова - с прямой речью о промышленной политике Прикамья, привлечении инвестиций и о том, почему сельхозпроизводители в существующих условиях конкурируют не продукцией, а бюджетами своих регионов.

Совместить и привести в соответствие

В соответствии с федеральными требованиями, Пермский край принял решение о том, что настала пора и нам прийти к планированию бюджета по программно-целевому методу. Региональное правительство и губернатор отдали распоряжение разработать программы по основным направлениям движения края. Я вижу и плюсы такой стратегии, и минусы. На сегодняшний день, по сути дела, меняется взаимодействие исполнительной и законодательной властей. Получается, что исполнительная власть вправе самостоятельно разрабатывать такого рода программы, и полномочия Законодательного Собрания сводятся к выделению или не выделению под них бюджетных средств при голосовании по бюджету. Это одна часть.

Второе. Если раньше мы знакомились с целевыми программами в процессе их разработки, то на сегодняшний день депутатский корпус не очень хорошо представляет себе движение принятых государственных программ, что, согласитесь, неверно. Мы в свое время очень гордились тем, что наконец-то приняли программу социально-экономического развития края - ПСЭР. Это был концептуальный документ, в котором описывались все стратегии развития региона на ближайшие годы. В программе были выведены определенные целевые показатели, которые, с одной стороны, определяли единство деятельности правительства и его конечную эффективность, с другой стороны - эффективность движения к тем стратегическим задачам края, которые и были определены в ПСЭРе. А сейчас у нас получился формат, при котором новые государственные программы уже приняты, но целевые показатели и результаты надо привести к ранее принятым в ПСЭР. Условно говоря, бюджетные статьи расходов на госпрограммы не могут быть изменены, пока они не приведены в соответствие с программой социально-экономического развития. Собственно, это и есть та непростая развилка, на которой мы находимся.

Соревноваться качеством, а не размером субсидии

Мы по-прежнему являемся краем, в котором львиную долю от всего АПК занимает молочное животноводство. А это одна из самых затратных и медленно окупаемых отраслей сельхозпроизводства. Начиная с того, что это достаточно дорогостоящие комплексы - фермы и хозяйства, заканчивая очень сложным рынком с точки зрения зависимости производителя от переработчика. Молоко является продуктом, который ты продать должен два раза в сутки. Если ты этого не делаешь, то этот продукт теряешь. Плюс к этому субсидирование производителя молока зависит от того, каким сортом было сдано молоко - первым или высшим. Это приводит к тому, что целый ряд товаропроизводителей, как минимум, не удовлетворен тем, что переработчик занижает сортность. Последнему интересней заплатить меньше, взять товар по низшему сорту, а продавцы-производители получают из-за этого меньшие субсидии. С другой стороны, некрупные предприятия или средние предприятия, имеющие собственную переработку, имеют возможность самим себе все сдавать высшим сортом. Представьте, во что это может вылиться...

Еще одна тема - это кредитование. Сегодня становится понятно, что при окупаемости проектов молочного животноводства в 8-10 лет, инвестиционные пятилетние кредиты не соответствуют потребностям бизнеса. И очень хорошо, если будет реализована федеральная инициатива создать инвесткредиты с более длинным сроком.

Еще одна проблема связана с тем, что субсидирование сельского хозяйства имеет очень серьезную региональную составляющую. Рынок один, а субсидии своим производителям регионы дают по-разному. Получается, что конкурируют не сельхозтоваропроизводители (кто лучше, а кто хуже), а региональные бюджеты. Про реальную конкуренцию - по качеству, по сервису - в таких условиях говорить не приходится.

Лобби, стабильность и конечный продукт

Что касается привлечения в Пермский край инвестиций, я вижу несколько факторов, обосновывающих отсутствие хороших результатов в этом направлении. Например, в ряде случаев бизнесу важно регистрироваться не там, где ему действительно интересно, а там, где наиболее развиты финансовые потоки, где развиты лоббистские механизмы. Это одна из причин, по которой проект 24/20 (пониженная ставка налога на прибыль), а сейчас это 20/16, не дал того результата, на который мы рассчитывали.

Сама по себе налоговая политика - это чисто региональный ресурс, и самое главное в ней - это ее стабильность. И с этой точки зрения пониженный налог на прибыль пока отлично работает для бизнеса, который уже находится у нас здесь. Но при этом минус, который не позволяет регистрировать в ряде случаев новые предприятия и центры прибыли крупных российских компаний, заключается в том, что мы ежегодно, а то и два раза в год на уровне региона задаемся вопросом - а не отменить ли нам льготу на прибыль? Да ни один серьезный инвестор, который об этом услышит, к нам не придет!

Ну, и наконец, самая главная наша проблема. Заключается она в так называемом «нефтяном проклятье». При этом все хорошо понимают, что мы уже перешли рубикон, и новый экономический уклад - это тот уклад, где ресурсом являются «мозги». Не нефть, не газ, а «мозги».

С одной стороны, мы имеем неплохо развивающийся рынок IT, за счет наличия в регионе трех-четырех крупных и нескольких малых, но действительно инновационных компаний, с другой - серьезно проигрываем регионам-конкурентам по развитию различных инновационных производств. Ситуация в Пермском крае, в том числе сложившаяся исторически, такова, что мы практически не производим конечных продуктов. Мы везде - в середине цепочки. Поэтому ядром нашей экономической политики должна стать идея привлечения на любых условиях тех производств, которые будут создавать конечный продукт.

Хочу подытожить. Просто создание неких условий для инвесторов ни к чему не приводит. В моем представлении привлечение крупных инвесторов - это штучная, конкретная работа по абсолютно прозрачным и понятным для инвесторов критериям.

Александр Шестаков,
Российская газета (Региональное приложение «Прикамье»), №252 (6228) Регион.
Короткая ссылка на новость: http://a-economics.ru/~MYehJ

Интервью

Генеральный директор СЭГЗ Алексей Беляев: «Рост производства гражданской продукции не перекрывает по выручке снижение по специальной технике»
26.08.2019
Предприятия ОПК В Удмуртии ищут новые перспективные направления и ожидают, что федеральные власти помогут в координации этой работы, чтобы заводы могли конкурировать не между собой, а с иностранными производителями

Прикладная наука

Аспирант ИФП СО РАН стал победителем конкурса «УМНИК—2019»
16.12.2019 13:38:57
Коммерческая составляющая проекта Дениса Милахина предполагает сотрудничество с отечественными предприятиями, входящими в кластер микро-, нано- и биоэлектроники