Концерн «Калашников» планирует за год удвоить производство

Концерн «Калашников» планирует за год удвоить производство
11 Июня 2015
Генеральный директор концерна «Калашников» Алексей КРИВОРУЧКО рассказал в интервью Вести.ру о том, как санкции отразились на работе компании, за счет чего удалось увеличить объем производства, и как сегодня изменилась география покупателей оружия.


– Раньше вы уже говорили о начале производства катеров и беспилотников. Каков объем инвестиций в эти направления?
– Объем инвестиций будет примерно в объеме 700-800 млн рублей на две компании. Мы покупаем долю в активах уже действующих компаний, они имеют перспективу, присутствуют на рынке. Мы считаем эти инвестиции для нас очень перспективными, так как это направление будет серьезно развиваться.

– По-вашему, почему сегодня именно эти направления интересны?
– Что касается катеров, эта ниша еще достаточно свободна, это легкие небольшие катера, и мы считаем, что эта ниша будет серьезно развиваться как для Минобороны, так и для других заказчиков, и гражданских, в том числе. Также мы рассматриваем установку на эти катера вооружения нашего производства.

– Если говорим о катерах и беспилотниках, то кто основной заказчик?
– Есть экспортные проработки, как по катерам, так и по беспилотникам, мы надеемся и практически уверены, что будут экспортные заказы.

– Кто еще готов в перспективе стать вашим покупателем?
– И МЧС, и таможня покупали, и будут покупать, и Министерство внутренних дел. Поэтому мы считаем, что у этого направления большой потенциал развития.

– На какую окупаемость этих инвестиций вы рассчитываете?
– Мы рассчитываем окупить эти инвестиции в течение трех лет.

– Эксперты считают, что вывести концерн на былые мощности сейчас можно только за счет обновления модельного ряда. Какие еще проекты стоит ожидать в ближайшее время?
– По основному нашему направлению это стрелковое оружие различных калибров. Мы ведем разработки, это уже более 40 работ, и многие работы мы покажем уже в этом году на выставке «Армия России», на военно-морском салоне. Поэтому работы у нас много, и вы здесь абсолютно правы: без новых разработок, самых современных, будет, конечно, тяжело выйти на большие объемы производства и реализации, в том числе, и за рубежом. Поэтому инвестиционная программа была порядка 5 миллиардов рублей, но будет увеличение суммы, в том числе, из-за курса валют. И мы сейчас понимаем, что она будет уже не менее 6 миллиардов рублей. Порядка полутора миллиардов мы инвестировали в прошлом году, и порядка полутора миллиардов будет в этом году. То есть, свою инвестпрограмму мы не сокращаем. Пока у нас ситуация позволяет сохранять все объемы.

– Еще одно направление – сокращение издержек. Насколько сейчас это возможно в вашем концерне?
– Предприятие имеет большой запас в части сокращения издержек, потому что многие годы не было новых технологий, нового оборудования. И сегодня у нас уже есть пример: мы меняем 30 станков на один, но более современный, а также переходим на новые технологии металлообработки, что позволяет сэкономить десятки, а, то и сотни процентов. Это одно из ключевых направлений, и тут мы добились результатов.

– Ну, пока получается, что вы сокращаете издержки за счет инвестиций, за счет покупки нового оборудования.
– Отчасти это так, хотя на сегодня концерн уже прибыльный. Невозможно получить новые станки и технологии, не производя инвестиций, но на сегодня это дает эффект, и мы смогли увеличить производство более чем в два раза в прошлом году по сравнению с 2013 годом. То есть, это работает.

– Значит, основной эффект уже виден. А на какой результат вы хотите выйти?
– Мы планируем очень серьезно сократить наши издержки, как в производстве, так и накладные расходы. Рассчитываем завершить нашу инвестпрограмму к 2017 году.

– Сейчас многие компании говорят о том, что собираются сокращать персонал. Будете ли вы как-то менять штатное расписание?
– У нас точно не предвидится никаких сокращений, у нас идет набор персонала, даже есть еще вакансии, в основном, рабочие. Нам удалось загрузить предприятие, мы вышли на серьезный экспорт. У нас есть заказы, у нас есть крупный заказ от Минобороны, и поэтому у нас точно не планируется никаких сокращений, а производство еще раза в два вырастет с 2014 года.

– Как санкции повлияли на работу концерна «Калашников» и каких результатов вы добились в 2014 году?
– Они действительно на нас очень повлияли. Из всех компаний, которые попали в санкционный список, только у нас почти 80% продукции поставлялось на рынок США, это было гражданское оружие. Для нас это был, конечно, серьезный удар. Но благодаря работе с коллегами из «Рособоронэкспорта» и других компаний мы смогли полностью заместить эти объемы. И, как я уже говорил, в 2014 году мы увеличили объемы почти в два раза по сравнению с 2013 годом, несмотря на санкции. Это одна из, скажем так, проблемных зон.
Вторая, что тоже связано с санкциями, – стало сложно получать валютные переводы от заказчиков. Банки боятся с нами сотрудничать, и тут тоже был ряд трудностей.
Ну, и третье направление, где тоже сказались санкции, – поставка оборудования от европейских или других производителей. Можно купить оборудование у европейского производителя, а потом он, по не зависящим от вас причинам, откажется от поставки запчастей или другого сервиса. Для нас это был, конечно, и удар, и урок, поэтому мы сейчас уходим к производителям российских станков, а также к азиатским производителям. Сейчас эта отрасль активно развивается.

– Есть мнение, что на 100 процентов импортозамещение все-таки невозможно. Если говорить о вашем концерне, то насколько здесь это можно допустить?
– В нашем случае это, к счастью, почти полностью возможно, и в том числе, с помощью азиатского региона. На сегодня мы уже получили случаи отказа от поставки оборудования, и это только отрицательно скажется на имидже этих компаний.

– Какое все-таки сейчас соотношение между импортным и отечественным оборудованием?
– На сегодня, еще, конечно, не все оборудование делается в России, но на 15-20% мы уже покупаем либо российское, либо белорусское.

– По каким ценам сейчас вы покупаете импортные комплектующие, насколько они изменились по сравнению с теми, которые были до введения санкций?
– В рублях это, конечно, дороже, но при этом продукция хорошего качества и значительно дешевле европейской.

– Вы говорите, что в вашей компании 80% продаж приходилось на США. Куда теперь продаете, кто стал новым покупателем?
– 80% оружия еще год назад у нас было гражданское, и после ввода запрета на самый большой «гражданский» рынок мы были вынуждены, конечно, переориентировать свою стратегию и производство. И на сегодня у нас 80% - это производство военного оружия. И здесь основные страны-потребители - Африка, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка. Это те страны, где нам удалось существенно увеличить продажи с помощью «Рособоронэкспорта».

– Когда вы говорили о беспилотниках и катерах, вы говорили о покупках компаний. Планируются еще какие-то подобные покупки?
– Не исключены эти варианты, они, более того, есть. У нас уже были детальные проработки покупок за рубежом, но пока из-за санкций мы это приостановили и надеемся, что к этому вернемся.

– А какие на 2015 год финансовые цели и задачи?
– Как вы уже знаете из отчетности, концерн в 2014 году вышел на чистую прибыль. Она хоть и небольшая, но это уже положительный результат. В этом году мы планируем значительно увеличить чистую прибыль и выручку, поэтому у нас есть уверенность в будущем.

– Значительно – это насколько?
– У нас есть ряд контрактов, которые мы должны выполнить. Там есть ряд сложностей, но мы планируем выручить до 15 млрд рублей, по сравнению с 4 млрд в прошедшем.


Источник: сайт ОАО «Концерн «Калашников»

Короткая ссылка на новость: http://a-economics.ru/~bkKxy

Интервью

Дмитрий Пантелеев: инвестпроект Кировского БХЗ пополнит бюджет Кировской области
22.03.2019
В итоге был утвержден инвестиционный проект. Для бюджета он может принести дополнительно 30 млн рублей налога на прибыль

Прикладная наука

16 молодых ученых из Башкирии выиграли полумиллионные гранты на свои разработки
27.05.2019 15:11:11
В планах разработчика интегрировать в изобретение систему автономного пилотирования, что позволит воздушному средству летать без участия человека